Часть 1

Часть 2

— Именно вы подписали Криштиану Роналду. Хотя он присоединился к команде лишь после того, как вы ушли, это Ваш игрок. Я считаю, что одна из главных проблем Криштиану заключается в том, что многие воспринимают его враждебно. А все потому, что он не стесняется заявлять: "Я не только хочу стать лучшим, я хочу, чтобы меня признали лучшим из лучших футболистов всех времен". Это очень по-американски — не стесняться говорить о том, чего хочешь добиться в жизни. Но здесь, в Европе, а в частности в Испании, такие слова не вызывают одобрения, местным людям это не нравится.

— Мой отец частенько повторял одну фразу, которая, по-моему, очень уместна в данной ситуации. Он говорил: "Испания — это страна, в которой нужно дождаться прощения за свои успехи". За успех нужно просить прощения — так и есть. Испания — это чудесная, живописная, божественная страна, я ее очень люблю. Но испанцы временами очень завистливы — это наша проблема. Если вы выше остальных, красивее остальных, успешнее — нужно быть осторожным. Не стоит задирать нос, говорить: "Я лучше всех". Возможно, в других культурах это воспринимается как пример: "Если он стал таким, значит и я смогу. Буду работать — и стану как он". А у нас: "Не так уж он и хорош, тем более, что я таким никогда не стану". Я считаю, что это абсолютно неправильное отношение, но в Испании все равно нужно еще заслужить прощение за свои успехи.

— Подписывать таких игроков, как Криштиану, сейчас очень и очень непросто. Нужно пробраться сквозь целый лабиринт препятствий: трансферный рынок — чертовски сложная вещь. Расскажите поподробнее о покупке игроков такого масштаба.

— Когда дело идет о футболистах уровня Криштиану, большая часть зависит от самого игрока. Так было не только в случае с Роналду, но и с другими футболистами. С нами связался Мендеш, сказал, что у него есть игрок, который желает сменить обстановку. В любой сфере деятельности люди время от времени меняют работу, компанию. А в случае с Криштиану, учитывая сложность этого нового вызова, переезда в другую страну, огромную роль в принятии решения сыграла еще и погода. Оно и не мудрено — вы же сами знаете, какая погода в Манчестере, а какая в Мадриде. Думаю, здесь он доволен. Так вот, Мендеш сказал, что есть возможность приобрести Роналду. Мы связались с Манчестером. Я помню, как разговаривал с Дэвидом Гиллом: хороший, кстати, парень — отличный друг и великолепный исполнительный директор...

— Манчестеру его теперь не хватает. За ним скучают не меньше, чем за главным тренером.

— Безусловно. Таких людей, как он, всегда нужно держать при себе, если это возможно. Так мы, значит, с ним поговорили, и он сказал: "Нет, Рамон, Криштиану никуда не уходит". Я ответил: "Ну ладно. Не в обиду тебе, но если он все-таки захочет перейти в другой клуб, давай на всякий случай заключим соглашение, которое устроит всех". Так мы и сделали. Он согласился, мы обсудили цену — восемьдесят миллионов, которые Реал должен был заплатить в июне. Так что никаких особых сложностей не возникло. Если игрок уверен, что хочет уйти в Реал, то ни Манчестер, ни Барселона не запретят ему это сделать. У меня была подобная ситуация с Робиньо. Мне позвонили из Ман Сити, сделали предложение, а мы сказали: "Окей, вы хотите Робиньо, Робиньо хочет уйти — так какие проблемы?" Все уладили практически в последний день. Не то что с Де Хеа. Я считаю, что ситуация с Де Хеа — это месть Фергюсона за Серхио Рамоса. Даже не Фергюсона, а Манчестер Юнайтед.

— Манчестер хотел подписать Серхио Рамоса.

— Да, сделка была практически оформлена. Мы знали, что он остался недоволен по поводу продления контракта. Он знал, что делать в случае, если с Реалом так и не удастся договориться. Но, в конце концов, Рамос остался с нами. Ну и, само собой, он все еще очень важен для команды. Невероятный игрок, в отношениях с клубом проблем сейчас тоже нет. Тогда он был недоволен. Думаю, это началось еще во времена Моуриньо, когда были недопонимания с Икером, с Серхио. Но теперь-то все в порядке. Кстати, Моуриньо я желаю только самого наилучшего. Серьезно. Когда он работал у нас, я много его критиковал, потому что он делал в команде то, что не нравилось лично мне. Но ясно же, что он отличный тренер, раз выиграл столько титулов. О его работе за пределами Реала я вообще не могу сказать ничего плохого. Ничего против Жозе не имею. Когда я подписал Криштиану, Мендеш сказал мне: "Вы заполучили лучшего игрока в мире, так что теперь вам нужен и самый лучший тренер".

— Кого он имел ввиду?

— Мендеш хотел, чтобы мы подписали Моуриньо. Я отказал: в то время у нас был Капелло, менять наставника никто не собирался. Я понимал, что Моуриньо хороший тренер, но мне казалось, что его идеи, философия и поведение не подходят для мадридского Реала. Это мое сугубо личное мнение. Хотя я знаю, что в Мадриде полно людей, которые его поддерживают — 30-40% болельщиков Реала скучают по Моуриньо и хотели бы его вернуть.

— Как считаете, Флорентино когда-нибудь еще попытается подписать Жозе в Реал?

— Даже в этом году я был уверен, что Моуриньо пойдет в Реал. Пока он еще не согласился на предложение Манчестера, я был уверен, что он вернется в Мадрид. Это почти что произошло, когда уволили Бенитеса, но Моуриньо сказал: "Сейчас не время".

— Не посреди сезона.

— Именно. Он хотел обсудить все после окончания чемпионата. Это было мудрое решение. Но Реал делал ему предложение — это факт. Флорентино хотел, чтобы португалец вернулся.

— Когда Реал продавал Робиньо, большую часть работы выполнили вы и ваш секретарь. На трансфер потратили около 50 минут в последний день трансферного окна. Вы еще не забыли подробности?

— Нет, конечно. Даже смешно сейчас вспоминать. Было часов восемь-девять. Мне сказали, что звонят из Ман Сити, говорят, им нужен Робиньо. Я был не против, Робиньо и так хотел уйти. Меня спросили: "Сколько вы за него хотите?" Мне от таких вопросов становится неудобно. Говорю им: "Ну миллионов 30-35..." Они перебили: "Давайте лучше 40". Я спорить не стал. Говорю: "Но только всю сумму сразу". Они: "Конечно!" Просто обычно так не делают, сумму выплачивают постепенно по ходу контракта игрока. Я же далеко не самый цепкий предприниматель и торгаш, так что они, наверное, действительно очень хотели приобрести бразильца.

— Так вы не только подписали Криштиану Роналду, вы еще и заплатили половину его цены одним телефонным звонком!

—Ну да. Кстати, я считаю, что за Криштиану мы заплатили не так уж много — в самый раз. Меня тогда много критиковали — сумма действительно впечатляющая, но по соотношению цена/качество сделка получилась более чем выгодная.

— Что чувствует человек, когда выписывает чек на 80 млн?

— Нас очень сильно критиковали, говорили о бедности в мире, о проблемах Испании, о безработице. Но я всегда отвечал: "Этот клуб — не благотворительная организация". Деньги должны либо бегать по полю, либо лежать в банке. Но мы не обязаны отдавать все на благотворительность, это не цель футбольного клуба. Если деньги есть, если мы можем заплатить определенную сумму за нужного нам игрока — за лучшего в мире футболиста, так в чем тут сомневаться? "Ну, можно потратить на людей..." Это не наша деятельность. Деньги, потраченные на Роналду, клуб может снова получить от спонсоров, от рекламных соглашений, продажи телевизионных прав — так что, как говорится, хватай и беги.

— Кто ваш любимый игрок мадридского Реала?

— Современный?

— Вообще. Вы ведь тоже болельщик, а не только президент.

— Что касается прошлого века — Ди Стефано. Несомненно. Это главная фигура Реала, наш символ. А из современных — Рауль. Как по мне, он — это все, что должен представлять из себя мадридский Реал. Я знаю, были и Зидан, Роналдо, Бекхэм, теперь Криштиану. Но я выбрал бы Рауля; не потому, что он испанец и просто хороший парень, а потому что он олицетворяет ценности клуба. Как и Касильяс. Если бы я мог выбрать двоих, это были бы Икер и Рауль. Они провели здесь по 17-18 лет, с самого раннего возраста, прошли с Реалом через все проблемы. Когда ты столько времени проводишь в клубе, не так уж просто видеть, как игроки, приезжающие из-за границы, получают больше признания и больше денег. Рауль и Касильяс справились с этим на ура.

— По-вашему, Реал достойно попрощался с этими двумя футболистами? Только честно.

— Это было печально. Нам бы стоило поучиться у англичан провожать своих лучших игроков, как, например, получилось со Стивеном Джеррардом. Я не понимаю, почему в Испании делают иначе. Может быть, дело в характере этого президента. Ему не нравилось наследство, которое он получил в Реале, он решил, что это не его игроки, и делал в связи с этим абсолютно непонятные мне вещи. Шальке преподал нам урок. Рауль провел там всего три года, но его провожали всем городом, аплодировал весь стадион.

— Они проявили уважение, отнеслись к нему как к настоящей легенде.

— Да. Они даже закрепили за ним седьмой номер, по-моему, на один сезон. Невероятно. В Германии он провел три сезона, а в Испании, у нас — семнадцать лет. Он отдал всю свою жизнь клубу, выиграл с ним все трофеи — и взамен получил вот такое прощание.

— Ужас.

— Я считаю, что нужно учиться на собственных ошибках, не повторять их в будущем.

— Если бы вы могли взять в свой клуб любого игрока из Британии за всю историю футбола, кого бы вы выбрали?

— Естественно, Бекхэма. Я очень ценил то, как Дэвид работал на поле, и неважно, что происходило за его пределами. Сложно найти человека, который так профессионально исполнял бы свои обязанности даже в самые трудные моменты своей карьеры. Так что снимаю перед ним шляпу.

— Я не был бы Грэмом Хантером, если бы не напомнил, что я из Абердина. (смеется) Вы не забыли тот финал Кубка обладателей кубков УЕФА 1983 года, когда Ди Стефано был на тренерском посту, а противостоял ему Абердин Алекса Фергюсона?

— Да, в финалах нам тогда не везло.

— Вы смотрели тот матч?

— Естественно.

— Вам не казалось, что вы наблюдаете за игрой лучшей команды в мире? Я, конечно, имею ввиду ребят в красном.

— (смеется) Мне было так грустно, что кроме печали я ничего не чувствовал. Тогда никто не понимал, почему нам так не везет, ведь, вроде бы, все было в наших руках. Было жаль Ди Стефано — он стал для нашего клуба всем. Победа в таком финале была бы достойным вознаграждением за его работу.

Грэм Хантер, Big Interview