Бенфика – один из немногих клубов Европы, которые могут считать участие в Лиге Чемпионов буднями, а не успехом. Более того, в клубном музее "орлов" находятся два трофея, напоминающие не просто об участии, а о победах в главном клубном турнире Европы! Можно очень долго перечислять великих игроков, надевавших футболку Бенфики, великих тренеров, командовавших ими, великие матчи лиссабонского клуба… Мы расскажем о самом интересном в истории клуба, с которым донецкий Шахтер поспорит за право играть в 1/8 финала Лиги Европы.

Велосипедный разгон

Датой основания Бенфики считается 28 февраля 1904 года – очередной день рождения "орлы" отметят на следующий день после ответной игры с Шахтёром. Именно тогда в столице Португалии был создан Sport Lisboa – общество любителей модной английской забавы под названием "футбол". Энтузиазм у юных португальцев был, а вот своего поля не было – и поначалу поле приходилось арендовать, отдавая последние деньги.

Поле было у мультиспортивного клуба Grupo Sport из лиссабонского района Бенфика – равно как была и команда, но очень слабая. Как следствие, к 1908-му году два лиссабонских клуба объединились: представители Sport Lisboa получили поле для игр и тренировок, а Grupo Sport – боеспособный коллектив ещё и в соккере. Именно в знак наличия двух футбольных "отцов" на эмблеме Бенфики с тех самых времён есть и орёл, и велосипедное колесо, бывшие главными символами гербов клубов-основателей.

Всем универсалам универсал

Едва ли не с первых дней существования Бенфика начала извлекать пользу из колониального могущества Португалии: до самых семидесятых годов ей принадлежали территории нынешних Анголы, Кабо-Верде, Гвинеи-Бисау, Мозамбика. Первой выдающейся добычей "орлов" стал Эшпириту Санту – этнический анголец, имя которого нескромно означает "святой дух". Эшпириту родился в Лиссабоне, но, отчаявшись трудоустроиться в Португалии, уехал в колонию и именно там попал в филиал Бенфики.

О физических способностях Санту ходят легенды. Анголец параллельно с футбольной карьерой установил рекорды Португалии в трёх (!) разных видах прыжков: в высоту (188 см), в длину (689) и в тройном (1 415). В общем-то, уже это неплохо характеризует стиль игры Эшпириту: идеальный атлет, деклассировавший одну оборону за другой. В одной из игр форвард после травмы вратаря занял его место и удостоился комплимента от тренера: "Если бы ты не забивал столько, я бы тебя ставил в ворота всегда». И действительно: в 285 матчах за "орлов" Санту забил 199 мячей".

Конечно же, проблема расизма, актуальная в Португалии даже сейчас, для Эшпириту Санту тем более имела место быть. Во время выезда на Мадейру его, как чёрного, отказались селить в лучших номерах гостиницы – их тут же покинули и его напарники по команде. Но таковы, к сожалению, были нравы и в до- и послевоенной Европе: уже спустя десятилетия, при Эйсебио, "орлы" вспоминали, как в той же Вене их всем стадионом называли "макаками". Забавно, что это не помешало одному из самых легендарных игроков Бенфики, ангольцу Жозе Агуашу закончить карьеру именно в венской Аустрии.

После ухода из футбола Эшпириту начал играть в теннис, до самых 85 лет представляя Бенфику в различных возрастных категориях. Ушёл из жизни только в 2012-м году, в возрасте 93 лет. Как он сам любил говорить о своих незаурядных физических способностях: "В Анголе меня укусила обезьяна".

Великое соперничество, великий камбек

В рекордные сроки в Португалии образовались три колосса, вокруг которых и начал вращаться весь местный футбол. Начиная с перехода на круговую систему чемпионата в 1934-м году лишь дважды первое итоговое место занял не кто-то из тройки Бенфика-Спортинг-Порту, да и в тех случаях чемпионами становились только клубы из Порту и Лиссабона. В сезоне-1945/46 лучшим стал Белененсеш, в сезоне-2000/01 – Боавишта…

Конечно же, Бенфика с Порту соперничали за каждый трофей, в том числе и кубковый. И даже не маслом в огонь, а настоящим напалмом стал невероятный, выдающийся камбек "орлов" в полуфинале Кубка-1938/39. Тогда Бенфика проиграла в Порту со счётом 1:6, но дома понесла соперника по кочкам. Первый тайм в Лиссабоне ознаменовался лишь одним голом Эшпириту Санту, но во втором голы начали влетать в ворота "драконов" один за другим. "Орлы" выиграли 6:0, причём после шестого мяча на 71-й минуте игроки Порту покинули поле.

Конечно же, Гуттман…

Когда этот человек уходил из Порту, он говорил о непереносимости его хрупким, подорванным войной еврейским организмом влажного климата города. Когда он приходил в Бенфику, не преминул поднять вопрос о включении в контракт пункта о премии за победу в Кубке Чемпионов: 150 тысяч эскудо. "Да хоть двести. Его ж выполнить еще надо." "Ну что ж, напишите двести. Так будет еще лучше». Удивительно, но даже такая готовность тренера торговаться за каждую копейку не помешала всем окружающим относиться к Гуттману, как к пророку".

О себе Гуттман говорил: "Я самый дорогой тренер в мире? Возможно. Но я даю результат". Наверное, можно сказать, что Бела опередил своё время. Дисциплина во главе угла; индивидуальный подход к каждому игроку; способность очень быстро внедрить свои идеи и достичь результата; наконец, публично озвученный принцип, что команда и тренер не могут успешно работать больше трёх лет – всё это больше подходит 2020-ым годам, чем 1960-ым. По большому счёту, именно Гуттман и был создателем культа тренера: человеком, благодаря которому представителей этой профессии начали ценить как людей, которые делают игроков и команды лучше.

Три года работы Гуттмана в Бенфике принесли три победы в чемпионате и две – в Кубке Чемпионов. В историю не только португальского, но и европейского футбола вошла линия атаки "орлов": Жозе Аугушту, Марио Колуна, Жозе Агуаш, Доминикано Кавем и сначала Жуаким Сантана, а потом Эйсебио. Бенфика побеждала команды, многократно превосходящие её по бюджету, не за счёт унылой игры вторым номером, а, наоборот, за счёт бронебойного нападения.

История с проклятьем Гуттмана звучит тем более зловещей, чем больше времени и проигранных финалов проходит с того дня: вообще-то Бела вернулся в Бенфику всего через три года после того конфликта, но успехов уже не снискал. Но как тут не вспомнить, что одной из причин для расставания стало нежелание клуба оплачивать проживание жены Гуттмана в одном с ним номере в выездных матчах. Помягче надо быть с легендами!

…И, конечно же, Эйсебио

Его перелёт в Лиссабон прошёл в режиме строжайшей секретности – "Чёрной жемчужине" несколько дней запрещали покидать дом. "Орлы" боялись, что юношу переманит Спортинг, академию которого в Мозамбике Эйсебио прошёл, и долго-долго с ним судились за очередного таланта с Чёрного континента. Из-за этих тяжб Эйсебио пропустил победу в ЛЧ-1960/61 – но зато стартовал так, что мало никому не показалось.

Редчайший случай, когда стартом нужно считать межсезонную игру – это старт Эйсебио. Бенфика в одном из наполовину коммерческих, наполовину выставочных летних игр противостояла Сантосу с Пеле, уступила 3:6 – и все три мяча "орлов" забил именно 18-летний Эйсебио. Тренер "рыб", за которых играли три действующих чемпиона мира, после матча сказал Гуттману: "Бела, у тебя появился настоящий чемпион!".

Про Эйсебио сложно писать и говорить много, так как всю карьеру он и провёл на высочайшем уровне. В сезоне-1967/68, когда его 42 или 43 (источники разнятся) голов хватило для Золотой Бутсы, "Чёрная Жемчужина" стала лучшим бомбардиром чемпионата в пятый раз подряд! Высочайшие спринтерские навыки (если Эшпириту Санту установил португальский рекорд по прыжкам в высоту, то Эйсебио при желании мог стать призёром в беге), классный удар, классная реализация позволяют игроку до сих пор удерживать достойное 11-е место в рейтинге лучших бомбардиров в истории Кубка/Лиги Чемпионов, а всего за Бенфику он забил 476 голов в 445 матчах.

И при всём при этом – настоящий джентльмен на поле, вошедший в историю ещё и тем, что он никогда не вёлся на провокации защитников и после всех фолов поднимался и играл. А их, фолов, было очень много, в том числе и самых жёстких. Заканчивал Эйсебио с двумя вырезанными менисками, только на правом колене перенёс шесть операций, очень часто выходил на поле с незалеченными травмами и из-за этого не досчитался большого количества как матчей, так и голов. В искреннем желании спортивного здоровья «Чёрная жемчужина" даже совершал паломничество в Лейрию, где попросил у пресвятой девы Марии большей крепости организма.

С таким ядерным усилением Бенфика смогла не только защитить титул сильнейшей команды Европы, но и обыграть Реал (в предыдущем сезоне "бланкос" выбили Барселона). Финал КЕЧ-1961/62 обоснованно претендует на статус лучшего в истории турнира: дряхлеющий, но всё ещё великий клуб Сантьяго Бернабеу противостоял более задорной и уже не менее великой Бенфике. В первом тайме Ференц Пушкаш оформил хет-трик, но после перерыва у 35-летнего форварда кончились силы. У "орлов" же по очереди сверкали разные драгоценности: Агуаш и Кавем позволили уйти на перерыв с отставанием всего в один мяч, Колуна сравнял счёт, а Эйсебио забил два решающих гола.

Вечный №29

Но выведен из обращения номер не в честь Эшпириту Санту, не в честь Марио Колуны и даже не в честь Эйсебио.

Через 4 секунды сердце Миклоша Фехера остановится...

Миклош Фехер был одним из примеров освоения португальскими грандами новых рынков: уже в 18 лет лучшего молодого игрока Венгрии подписал Порту. Там заиграть не удалось, и через четыре года Миклош перебрался в Бенфику. 25 января 2004 года, в выездном матче с Виторией, тренер выпустил Фехера на замену, несмотря на простуду последнего. На последних секундах венгр помешал сопернику вбросить аут, заработал жёлтую карточку, улыбнулся арбитру… И рухнул на газон.

Вскрытие показало, что у футболиста был слишком велик один из желудочков сердца, из-за чего занятия профессиональным спортом были ему противопоказаны. Увы, но медицинские службы пяти разных клубов и сборной Венгрии не сумели это обнаружить, а под дождём в Гимарайнше не удалось запустить дефибриллятор, чтобы спасти футболиста… На Да Луш Фехеру установлен бронзовый монумент, а 29-й номер, под которым Миклош выходил на поле, выведен в Бенфике из обращения.

Горка Элустондо, специально для Football.ua