Теперь можно спокойнее и чуть более откровеннно рассказать о том, что же все-таки произошло во время его пребывания у руля бьянкочелести и какой отпечаток это наложило на синьора Росси, по прежнему остающегося без команды.

Начнем издалека. Рим - город для избранных?

Что может быть лучше дома в Риме? Особенно, если ты больше не тренер Лацио. И не тренер Ромы, естественно.

Если ты больше не тренер Лацио…?

Люди останавливают тебя на улице, но больше не спрашивают, как там Рокки и Сарате. Тебе просто говорят: «Ты - хороший человек». Я до сих пор краснею, когда мне говорят подобное, для меня это самый большой комплимент.

Какие эмоции испытываете?


На Олимпико я больше не ходил. Тем более, мне, как безработному тренеру, нужно просматривать многие команды. На матчах Ромы я бы чувствовал себя не в своей тарелке, ведь память о том прыжке в фонтан все еще жива… А Лацио смотреть не могу, слишком многое связано у меня с этой командой.

Только по ТВ?

И по ТВ тоже редко. Лацио - Милан, две недели назад: антенна вышла из строя после удара молнией, и я вместе с мастером пытались ее починить под дождем. В это время моя семья с волнением всматривалась в искаженную картинку, которая то появлялась, то исчезала. Самой ярой лациале в семье стала моя жена, мои дети тоже болеют.

Какие оценки дадите сейчас?

Я никогда не высказывался о работе своих коллег или об игре команд, с которыми я не работаю. Поэтому меня очень оскорбило, когда Баллардини ни с того, ни с сего заявил: «А что такого достиг «Лацио» в последние годы?» Я бы мог ответить - три выхода в еврокубки и Кубок Италии. Но я ограничусь тем, напомню ему: он тренировал Кальяри, когда мой Лацио играл против мадридского Реала.

Вы могли бы добавить, что не было бы Суперкубка без победы в Кубке Италии. 

Но ведь это не так. Суперкубок выиграл Баллардини и его игроки. Я не претендую на лавры других.

Вопрос из любопытства. Что заставило Вас пойти на поминальный день Габриэле Сандри через два года после убийства?


Я был в церкви вместе с женой, однако ушел до начала официальной церемонии. Это моя личная инициатива. Я также ходил на похороны Джанни Элснера (актер и радио-ведущий, много лет вещающий о Лацио - Прим. Пер.). Такие моменты очень личные, и я предпочитаю их вручениям премий и пустым восхвалениях.

Тем не менее, Вы прославились как тренер ярких побед и запоминающихся празднований.

Победы в дерби да, но не Кубок Италии. И знаешь почему?

Вы не чувствовали эту победу своей?

Не надо шутить. Из-за этого Кубка в чемпионате мы проиграли больше матчей, чем следовало. Представьте себе, что я поставил Сивилью на правый фланг защиты на Сан-Сиро в чемпионате, только чтобы проверить его в качестве возможной альтернативы на финал против Самп!
 
Тогда сами скажите.

Потому что в тот майский вечер я выиграл еще до матча, когда привел на Олимпико 70 тысяч лациали. Это была единственная цель, которую я ставил перед собой.

Вы знали, что это Ваш прощальный жест?

Да, все уже было решено.

Вами или клубом?

Вы меня не подловите. Я всегда думал только о Лацио и отвечал нет на все другие предложения.

Ходили слухи о Наполи…


Сейчас у тренеров есть агенты, тренеры постоянно выступают по ТВ. Я же веду переговоры лицом к лицу. Разве я сейчас в Наполи?

Однако, говорили, что Вы, прежде, чем оставить Лацио, встречались с Лотито и предлагали ему проект развития клуба, высказывали требования по составу.

Не буду отвечать на это. В первую очередь, ради блага Лацио. Единственное, что скажу, - я никогда не требовал выдворить игроков из  команды (речь идет о Дзаури, Мутарелли, Стендардо - летом 2008 этих футболистов просто не взяли на предсезонные сборы. - Прим. Пер.).

Не было чувства, что команда отдалилась от Вас? Что кто-то был настроен против Вас?

К этому не было никаких предпосылок, хотя люди извне нередко меня осуждали. Но я такой человек: выпускаю на поле только тех, кто этого заслуживает. Когда я знакомлюсь с футболистом, я говорю ему: ты можешь позвонить мне среди ночи, чтобы выговориться или когда у тебя заболел ребенок, я всегда в твоем распоряжении - в ответ ты тоже должен быть в распоряжении команды 24 часа в сутки, как и я. Есть те, кто это понимает, и те, кто не понимает.

Лацио набрал 31 очко в первом круге прошлого сезоне и только 19 - во втором. Как это объяснить?

Этому нет объяснения.

Болельщики в обиде на Вас за то, что Вы не подали в отставку 31 августа 2007 года, когда Лацио должен был играть в Лиге Чемпионов без единого достойного усиления.

Это было бы самым легким решением, я бы ушел в момент славы. И предложения о работе посыпались бы на меня, как из рога изобилия. Однако тогда я еще думал, что смогу изменить Лацио изнутри. Никто не может даже представить, какой была обстановка в раздевалке в тот момент! То, что я остался тогда, - это признак мужества.
 
Это был самый тяжелый момент во время Вашей работы Лацио?

Трагический!  Нам грозил вылет в Серию В. Нас спас зимний трансферный рынок, который был нужен больше, чтобы изменить ситуацию внутри команды. Приход Розегнала, Раду и Бьянки помог немного разрядить обстановку в раздевалке.

Как именно?

Э, нет. Я же сказал, что не подловите. 

О Вас говорили: Росси не хотел Сарате. И если бы не травма Рокки…
Сарате не играл в матчах предсезонки. Потом он играл во всех матчах, причем так, как я говорил - на команду.

Рома выиграла дерби благодаря голу Баптишты. Еще один пункт обвинения против Вас: тогда  Вы впервые попробовали треугольник (Сарате - Пандев - Рокки - Прим. Пер.).

Много неиспользованных возможностей. Я ведь не сумасшедший и понимаю значение этого  матча. Больше добавить нечего.

Ледесма остался Вашим любимчиком? Говорят, что отношения с ним испортились…


Ледесма - "немец", иногда он не прислушивается к голосу разума. Он с Матузалемом - сильнейший центр полузащиты в чемпионате. Но у меня, к сожалению, почти не было возможности использовать Матузалема.

Как написали бы в протоколе, Росси не отвечает на вопросы о Лотито, о Баллардини, о Таре, проекте развития клуба, диссидентах, болезненных потерях, выводе некоторых игроков из состава команды,  о предательствах, доносах, возвращениях, о другихфутболистах ("Кассано? Я бы с удовольствием его тренировал, как и любого другого талантливого игрока"), о скудетто и пустых прогнозах. Ясно только: одно из его самых больших сожалений то, что Перуцци не взяли на работу в клуб. И что в последний год его работы в клубе не было спортивного директора уровня Вальтера Сабатини.

"Неправильно то, что мои с вами рассуждения о четырех сезонах с Лацио вызовут только споры и принесут вред. Говорю от чистого сердца - я хотел бы, чтобы Лацио поскорее выбрался из кризиса. Для меня этот клуб был и навсегда останется личным достижением".  

И для других тоже? Для игроков, руководства…

Поздно уже, пора расходится.  После ремонта антенны ко мне еще должен зайти водопроводчик…

Перевод и адаптация Яна Дашковская, специально для football.ua